Анонсировавшая сокращения чиновников замглавы Минфина удивила личными доходами

Неподдающиеся, или Сказка о правительстве и админреформе

Никогда такого не было, и вот опять: в России вновь сокращают чиновников. Точнее — пытаются сократить. Еще точнее — говорят о сокращении. И, весьма вероятно, дальше разговоров дело и на этот раз не пойдет. Заявление первого замминистра финансов Татьяны Нестеренко, озвучившей было планы реформы, фактически дезавуировано пресс-секретарем премьера.

Анонсировавшая сокращения чиновников замглавы Минфина удивила личными доходами

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Итак, первый акт этой странноватой бюрократической пьесы: с 2020 года в России начнется реформа госуправления, которая приведет к масштабному сокращению армии госслужащих и повышению зарплат оставшихся, сообщила в интервью РИА «Новости» первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко. «Если не провести запланированное сокращение, конкурентного уровня оплаты труда на госслужбе не достичь», — пояснила чиновница.

По словам Нестеренко, реформа пройдет в два этапа. В будущем году численность центральных аппаратов федеральных органов исполнительной власти сократят на 10 процентов, территориальных органов — на пять процентов. А к 2021-му чиновников в регионах должно стать на 15 процентов меньше. На втором этапе предполагается структурное совершенствование госаппарата, что приведет к дополнительному сокращению численности.

А вот вам акт №2: «Заявление коллег из министерства финансов РФ несколько преждевременно, — сказал, как отрезал, пресс-секретарь главы правительство Олег Осипов. — Никаких окончательных решений на данный момент нет». По словам Осипова, Медведев в ближайшее время проведет несколько совещаний на эту тему, на которых «будут определены основные принципы и направления реформы».

Ну и что бы все это значило? Пока что можно сделать лишь один уверенный вывод: у правительственного организма серьезные проблемы с координацией. Правая рука не ведает, что творит левая. А о планах «головы» вообще можно лишь гадать. Нет, формально все вроде бы ясно: Дмитрий Медведев еще 10 лет назад объявил, что он за модернизацию и дебюрократизацию (см. статью «Россия, вперед!»). И даже порывался претворить свои смелые планы в жизнь. Но жизнь всякий раз оказывалась более суровой, чем медведевские представления о ней.

Возьмем ту же численность чиновников. Дважды закидывал Дмитрий Анатольевич в административное море невод оптимизации. Первый раз еще в бытность президентом: в конце 2010 года им был подписан указ сокращении числа федеральных чиновников на 20 процентов в течение трех лет — с 2011-го по 2013-й. Однако реальное сокращение составило 3,4 процента. Вторая попытка, предпринятая уже на посту премьера — в 2015 он подписал постановлении о сокращении числа госслужащих на 10 процентов — дала еще более скромные плоды: минус 1,4 процента.

Между тем резерв для сокращения, мягко говоря, еще имеется. По данным Росстата, на конец прошлого года численность работников государственных органов и органов местного самоуправления, составила 2 миллиона 156 тысяч человек. Эти данные не включают лиц, работающих в СВР, ФСБ, ФСО и Главном управлении специальных программ. Нестеренко называет другую, судя по всему, более полную цифру: «Около 2,4 миллиона человек».

Для сравнения: в 2000 году в России на государственной и муниципальной службе находились 1 миллион 167 человек. Даже с учетом всех игр статистического разума — до 2014 года данные о «слугах народа» не включали в себя сотрудников территориальных органов МВД — налицо бурный, грандиозный рост численности государевых людей за минувшие два десятилетия.

В общем, то, что проблема имеет место, ясно, думается всем. Государство не резиновое, а его бюджет — тем более. Неровен час — лопнет. И вряд ли представления Медведева о путях решения существенно отличаются о того, что высказала Нестерова. Скорее всего, Минфин в лице Нестеренко просто нарушил субординацию: о реформе должен был возвестить сам премьер.

Если эта версия верна, то ждать соответствующей зажигательной речи главы правительства осталось совсем недолго. Но, как даже не говорит, а вопиет весь предыдущий медведевский опыт преобразования российской бюрократической природы, объявление о реформе не тождественно самой реформе.

Есть, однако, и хорошие новости. Первый заместитель министра финансов несколько лукавит по поводу невозможности достигнуть конкурентного уровня зарплат на госслужбе без радикальной оптимизации. Можем, можем, если захотим, — и безо всяких реформ! Блестящим примером этого является сам Минфин: согласно данным, размещенным на сайте финансового ведомства, в прошлом году среднемесячный доход Татьяны Нестеренко составил 2 миллиона 232 тысячи рублей, доход ее шефа, Антона Силуанова, — 3 миллиона 340 тысяч.

Вполне уже конкурентно, не так ли? Впрочем, совершенству, конечно, нет предела.

Источник