Конец Израиля

На фото: Авигдор Либерман

На фото: Авигдор Либерман (Фото: AP/TASS)

Урок, который следует извлечь из нынешнего израильского политического тупика, заключается в том, что Израиль складывается, как карточный домик, рушится, разваливаясь на составные части, которые ему так и не удалось объединить в одно целое. Раскол больше не является проявлением банальной дихотомии ашкенази против арабских евреев (они же сефарды). Этот раскол — идеологический, религиозный, духовный, политический, этнический и культурный. И это не раскол на левых и правых, израильские евреи политические правые, даже когда они притворяются «левыми». Хотя некоторые из наиболее проницательных критических голосов израильской политики и еврейского фундаментализма — это израильтяне (такие, как Гидеон Леви, Шломо Сэнд, Израэль Шамир и др.), никаких политических левых израильтян нет в природе. Израильская политика распадается на множество крайне правых избирателей и многих простых «ястребов». Партия объединенных арабских стран — практически единственная левая партия в израильском кнессете. Это больше не должно никого удивлять. Еврейские левые, как я уже много лет говорю, — это оксюморон; еврейство является формой племенной идентификации, а левые формой идентификации вселенской. «Племенное» и «вселенское» подобны нефти и воде, они не очень-то хорошо смешиваются.

Что характерно в израильском политическом расколе, так это то, что израильтяне как никогда сплочены в своих националистических убеждениях и по поводу главенства своих еврейских симптомов. Почему, если израильтяне настолько объединены, никто не может сформировать правительство в их так называемом «еврейском государстве»?

Авигдор Либерман, бывший энтузиастом Нетаньяху и сам являющийся радикальным еврейским националистом вчера, оказался в израильском политическом тупике. Он утверждал, что на выборах уже было принято решение: «Ультраортодоксальный и мессианский блок набирает 62−61 место». Лидер оголтелой националистической партии Yisrael Beiteinu (Наш дом Израиль — политическая национально-патриотическая партия Израиля правой направленности — С.Д.) сказал: «Если в Гуш-Дане и Шарон* (агломерация, включающая Тель-Авивский округ и Центральный округ на побережье Средиземного моря; крупнейшая агломерация Израиля с населением приблизительно 3,2 миллиона человек) будет голосовать не менее 70%, будет создано правительство Галахи**».

По сути, Либерман сказал, что если светские израильтяне в Тель-Авиве не пойдут на избирательные участки, то им следует ожидать, что они будут жить в государстве Галаха под ультраправым правительством Нетаньяху. Либерман, похоже, является ключом к политической стабильности Израиля. Хотя он и Нетаньяху — идеологические близнецы в вопросах безопасности Израиля и национализма, оба они — жестокие соперники, которые агрессивно борются друг против друга. Нетаньяху в течение нескольких лет знал, что в отсутствие сильного ультраправого правительства он может рассчитывать провести некоторое время за решеткой — приключение, которое стало обычным явлением для ведущих политических деятелей Израиля. Естественными партнерами Нетаньяху являются ультраправые и ортодоксальные партии. Идеологически Либерман также должен чувствовать себя комфортно в такой политической коалиции, но Либерман принял важное политическое решение, необходимое для его политического выживания. Некоторое время назад он осознал, что его политическая база — еврейские иммигранты из бывшего Советского Союза, — многие из которых едва-едва знакомы с иудаузмом и подвергаются постоянному террору со стороны раввинов, считают еврейские ортодоксальные партии своими главными врагами. Многие из этих русских и украинских евреев занимают ультраправые политические позиции, но также видят в раввинах неизбежную угрозу своему выживанию.

Теоретически, Либерман мог бы создать огромную коалицию единства с Нетаньяху в верхах, к которой присоединились бы Синие и Белые (Кахоль-лаван)***, три его фельдмаршала, собственная партия Либермана и, возможно, партия Трудовиков. Такая коалиция будет иметь около 80 мест в кнессете, чего более чем достаточно для поддержания сильного правительства. Но эта коалиция откажется гарантировать неприкосновенность Нетаньяху.

Вместо этого Нетаньяху играет в пользу слабого ультраправого религиозного правительства — правительства, которое может продержаться недолго, но выиграет какое-то время для того, чтобы его премьер-министр не попал в тюрьму.

Этот конфликт в основе израильской политики является окном в еврейское государство и в его страхи. Израиль быстро становится ортодоксальным еврейским государством. Ортодоксальные евреи Израиля — самая быстрорастущая группа в стране. Они же — самое бедное население страны, 45 процентов из них живут за чертой бедности в сегрегированных общинах. Обычно можно ожидать, что бедные поддержат левых, но израильские евреи Торы — бешеные националисты и открыто оказывают поддержку Биньямину Нетаньяху и его партии.

Профессор Дэн Бен-Давид из Тель-Авивского университета недавно предупреждал, что Израиль может прекратить свое существование через пару поколений. Он указал на удивительно высокий уровень рождаемости среди ультраортодоксальных евреев и предсказал, что, исходя из современных тенденций, к 2065 году они составят 49% населения Израиля. Ультраортодоксальным партиям суждено доминировать в кнессете в течение одного поколения или менее. Бен Дэвид предсказывает, что их зависимость от израильской системы социального обеспечения приведет к быстрому спаду израильской экономики. Это наносит экономический ущерб и усугубляется отказом большинства раввинских школ включать в свои основные учебные программы стандартные западные предметы — такие, как математика, естествознание и английский язык. Следовательно, Израиль обучает растущий процент своего населения таким способом, который не в состоянии подготовить подрастающее поколение к тому, чтобы оно отвечало потребностям высокотехнологичного общества. А это общество погружено в конфликт, цель которого — выживание.

Складывающаяся картина своеобразна. По мере того, как Израиль становится все более иудаистским и фундаменталистским в своем националистическом и религиозном духе, становится также все более разделенным по всем остальным направлениям. Русские иммигранты считают невозможным жить рядом с ультраортодоксами и наоборот. Светский анклав в Тель-Авиве считает свой мегаполис продолжением Нью-Йорка. Израильские левые превратились в хасбара-подразделение**** в интересах ЛГБТ. Он практически вывел себя из израильско-палестинского конфликта. Еврейские поселенцы придерживаются концепции «решения двух еврейских государств». Они хотят, чтобы Западный берег стал еврейской землей. Ортодоксальных же евреев почти не волнует ни один из этих политических вопросов. Они хорошо знают, что будущее еврейского государства принадлежит им. Все, что им нужно, — так это поддерживать продуктивное светское еврейское меньшинство, чтобы оно служило им «дойной коровой». Вдобавок ко всему этому мы сталкиваемся с войнами за выживание Биби, которые угрожают перерасти в любую минуту в мировой конфликт.

В свете всего этого палестинцы находятся в относительно хорошей форме. Им просто нужно выжить. Израиль, кажется, самый злейший враг самого же Израиля.

Автор: Гилад Ацмон — Gilad Atzmon британский джазовый саксофонист, писатель и политический деятель. Ацмон автор романов, публицистических материалов и полемических работ, посвященных еврейской идентичности для таких изданий, как «Анз Ревью», «CounterPunch», «Урукнет», «Палестинский телеграф».

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

*Название Гуш-Дан переводится как «Блок (Объединение) Дан». Такое название агломерация получила потому, что во времена Израильского царства эти места были территорией колена Дана. Согласно Библии, колено изначально пыталось поселиться в центральной части побережья, но из-за враждебного отношения эмореев, а впоследствии филистимлян, смогло закрепиться только на холмистой местности долины Сорек. Место их стоянки стало известно как Махане Дан (Стан Дана). Область, которую колено пыталось заселить, включает территории от Яффо на севере до Шфела на юге (около Тимны).

Гуш-Дан делят на ядро и два основных кольца. Ядро включает следующие города и поселения: Тель-Авив — Яффо, Бат-Ям, Холон, Рамат-Ган, Гиватаим, Бней-Брак, Азор.

К внутреннему кольцу относятся города: Петах-Тиква, Герцлия, Рамат-ха-Шарон, Ход-ха-Шарон, Кфар-Саба, Раанана, Ришон-ле-Цион, Кирьят-Оно и большое число местных советов.

К внешнему кольцу относятся города: Ор-Йехуда, Йехуд, Нес-Циона, Реховот, Рамла, Лод.

Ядро и его 2 кольца представляют собой единую непрерывную городскую застройку.[4]

К ближайшим пригородам Гуш-Дана относятся: Рош-ха-Аин, Шохам, Явне, Кфар-Касем, а также большое число небольших поселений (например, Бней-Цион, Эльад, Гедера).

Чётко обозначенных границ Гуш-Дан не имеет. Пример: такое выражение и понятие, как «Государство Тель-Авив», географически протянувшееся «от Хадеры до Гедеры» (последнее словосочетание неформально произошло от территории армейского округа, простирающегося примерно между Хадерой и Гедерой). Номинально, Хадера относится уже к другой городской агломерации Большая Хайфа.

**Галаха или Алаха (ивр. הֲלָכָה‎) традиционное иудейское право, совокупность законов и установлений иудаизма, регламентирующих религиозную, семейную и общественную жизнь верующих евреев.

*** Политический альянс в Израиле. Он был создан для участия в выборах в кнессет в 2019 году партиями Хосен ле-Исраэль, Еш Атид и Телем. Альянс возглавляют Бенни Ганц и Яир Лапид.

**** Публичная дипломатия в Израиле, также известная как Хасбара, относится к пиар-усилиям по распространению за рубежом позитивной информации о Государстве Израиль и его действиях.

Новости мира: Лукашенко рассказал, готов ли он за большие деньги порвать с Россией

Источник