Пенсионная реформа для россиян стала итогом «путинской эпохи» несправедливости

Пенсионная реформа для россиян стала итогом «путинской эпохи» несправедливости

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Согласно исследованию РАНХиГИС, самой большой несправедливостью люди считают неравенство возможностей для получения достойного заработка (57%) и пенсионное обеспечение (42%). Причем по пенсиям число недовольных по сравнению с предыдущим опросом выросло на треть. Сказываются плоды пенсионной реформы и повышения пенсионного возраста.

Среди других социальных благ, распределение которых в обществе видится большинству несправедливым, называются слабая защита от безработицы (37%), неравенство при получении образования и медпомощи (36%), неравенство прав в судах (23%), при обеспечении личной безопасности (17%) и в политической жизни (17%).

Интересно, что общее число отмечающих несправедливость российского общества в 2019 году практически не отличается от аналогичной цифры в 2003 году, когда таковых было 78%. А ведь это было в начале эпохи правления Владимира Путина. Получается, что президент РФ всего лишь законсервировал несправедливость. Путинская стабильность?

Наверное, спустя 15−20 лет он мог бы добиться резкого снижения уровня несправедливости, если бы не пенсионная реформа. Медленные, кропотливые улучшения в социальной сфере, столь важные после социального коллапса 1990-х, разом обрушила навязанная либералами в правительстве пенсионная реформа и повышение пенсионного возраста. Но ведь в России президент в ответе за все.

Возможно, люди не стали бы так сильно переживать из-за пенсионной реформы, если бы в стране был экономический подъем и они имели бы возможность копить на старость самостоятельно. Но для того, чтобы начать хоть что-то откладывать большинству требуется доход от 35 тысяч рублей на члена семьи. А этого нет и в помине. В результате, 69% россиян вообще не имеют сбережений. Не пенсионных, ни на черный день. Никаких.

Социальный психолог Алексей Рощин объясняет оценки россиян сложившимся в стране экономическим климатом.

— Часто говорят, что русские люди, якобы, завистливые и это наша национальная черта. А порой говорят наоборот, что у нас обостренное чувство справедливости, хотим, чтобы всем все было поровну. На самом деле, причины таких оценок социально-экономические.

Внимание к чужому процветанию обостряется в ситуации экономического застоя или еще хуже упадка. И еще в ситуации несвободы. Когда люди видят, что у них дела идут плохо, перспектив нет и к тому же есть ограничения, которые блокируют их собственную инициативу.

А поскольку в России такие времена бывают часто, то возникает ощущение, что это наша национальная особенность. Но это все особенность экономического климата, который характеризуется застойными явлениями. В частности, как сейчас. Ведь кризис продолжается уже пять лет.

Если бы была ситуация подъема, роста, расширения возможностей людям было бы не до критики. Они искали бы свои варианты, пробовали бы то, это. Но сейчас этого нет.

«СП»: — Интересно, что среди тех, кто отмечает несправедливость в российском обществе высока доля тех, кто положительно относится к теневой экономике…

— Главное стремление у любого человека — повысить свои возможности, самому зарабатывать. А «серый» сектор потому и существует, что такие возможности там есть. То, что он незаконный — вторично. Если стремление человека к росту перекрывается, то его реакция выражается в стремлении к справедливости. Пенсионную реформу точно справедливой не назвать.

По мнению депутата Госдумы от КПРФ Дениса Парфенов, пенсионной реформой Владимир Путин сам перечеркнул результаты своего правления.

— Результаты исследования РАНХиГИС говорят о взгляде нашего народа на путинскую эпоху, на результаты его правления. Определенный восторг от нынешнего президента РФ, наблюдавшийся в начале 2000-х годов, был обусловлен контрастом между Путиным и его предшественником. Ельцин не выдерживал никакой критики. Путин на его фоне производил благоприятное впечатление.

Однако по прошествии значительного периода времени мы можем констатировать, что ни одна из серьезных задач, стоявших перед Путиным, выполнена не была. В первую очередь, обеспечение социальной справедливости. Ожидания в этой части оказались обмануты. Пенсионная реформа и стала лакмусовой бумажкой, позволившей многим провести водораздел между словами и делами власти.

Если у части нашего населения долго были иллюзии, а у какой-то части людей они остаются до сих пор, то теперь резкий отказ государства от своих социальных обязательств (до этого ликвидация социальных обязательств носила ползучий характер) — по сути пенсионный дефолт показал, что наше государство по своей классовой сути таково, что защищает интересы узкой группы лиц, а не большинства.

То, что президент вопреки своему обыкновению «вписался» за пенсионную реформу, поддержал ее своим авторитетом, нанесло его имиджу, рейтингу огромный удар. Началась эрозия рейтинга президента и конца этому процессу не видно. Уверен, со временем это приведет к существенным изменениям в политической карты с точки зрения предпочтений населения.

«СП»: — Здравый смысл подсказывает, что если Кремль хочет провести предстоящий транзит власти гладко пенсионную реформу надо отменять…

— Я не надеюсь, что власти пойдут здесь по пути социально-ориентированных реформ. В лучшем случае, от них можно будет ожидать какие-то подачки, как было перед выборами в Мосгордуму в этом году, когда Собяниным было обещано накинуть к пенсии по 2 тысячи рублей.

Если же говорить о транзите власти (а может быть и о трансферте — не факт, что Путин уйдет), то мне представляется, что если власть сможет добиться устойчивого большинства в Госдуме 2021 году, то это будет использовано для конституционной реформы, в ходе которой полномочия будут перераспределены в пользу премьер-министра и Путин, заняв этот пост получит возможность править дальше. Другой вариант — союзное государство с Белоруссией.

Но на мой взгляд оба этих варианта чреваты большими рисками, потому что недовольство в обществе продолжает накапливаться, прорывается протестами или неожиданными для власти результатами выборов. Поскольку до 2024 года еще много времени, обстановка может поменяться.

В свою очередь директор Института свободы и член бюро президиума партии «Родина» Федор Бирюков ожидает от россиян более активных действий в отстаивании своих социальных прав.

— Здесь речь идет не столько о справедливости, сколько о правомочности подобного порядка вещей в России — государстве демократическом, где по конституции вся полнота власти принадлежит народу. Там же есть и 7 статья, устанавливающая, что Россия — социальное государство. Но в последние годы сама идея социального государства у нас подвергается деконструкции. Это реформы в сфере образования, здравоохранения и безусловно пенсионная реформа.

И здесь главный момент заключается в закостенении политической системы. Мы имеем уникальный опыт повторения позднего СССР. То, чем был Советский Союз в конце перестройки и перед его распадом — кастовой системой, где внутри правящей касты шла аппаратная борьба, а население было повергнуто в суровые социальные условия и находилось между апатией и социальным взрывом, мы наблюдаем и сейчас.

Существует «башня из слоновой кости», где обитают различные власть предержащие, есть примерно один процент сверхбогатых, которые контролируют 90 процентов всех богатств и существует достаточно ровное в среднем, но дифференцированное по территориям население, которое порой даже не чувствует себя единым народом. В СМИ тема регионального сепаратизма не педалируется, но «региональный патриотизм» сейчас является большой проблемой. Это может привести к сепаратизму.

«СП»: — Да-а, довел Путин страну…

— Если респондентам задать вопрос, а что они сами сделали во имя справедливости, то, полагаю, воцарится гробовое молчание. Чудовищное социальное расслоение, которое недопустимо в такой огромной северной стране как наша, которое безусловно ведет страну к коллапсу, к повторению судьбы СССР, если ничего не изменится, несет в себе не только печать действий властей, но и абсолютное бездействие большинства гражданского населения.

Мы видим в крупных городах организованные с помощью новейших технологий либеральные протесты, собирающие в основном профессиональную бунтарскую интеллигенцию, либо школьников, которым это еще интересно. А ведь было время, когда в центре Москвы, в доинтернетовскую эпоху, собиралось по 200−300 тысяч человек. Вот это были действительно оппозиционные демонстрации.

Также полностью отсутствует профсоюзное движение. Права рядовых работников никто не защищает. Государство в целом устраивает существование теневого экономического сектора, потому на такие официальные зарплаты жить нельзя физически, отсюда же процветают коррупционные схемы… И при всем этом люди не могут сделать простейшее действие — прийти на выборы проголосовать против опостылевшего начальника!

«СП»: — То есть виноват народ?

— Думаю, эта ситуация специально конструировалась демиургами нынешнего социального порядка. Это удобно. Власти воспринимают страну как некое «корпоративное ранчо», с которого она имеет свой доход. Давая людям немного хлеба и зрелищ, власти защитили себя от попыток изменить этот порочный порядок и напомнить властям о социальном характере и других важных положениях действующей конституции.

В результате у нас сложилось «общество туннеля с очень низким социальным потолком». Есть лозунг нашей бюрократии «Россия — страна возможностей». Но на самом деле Россия сейчас — страна ограничений. Пенсионная реформа лишила перспективы даже пожилых людей. Однако, этот период неизбежно сменится социальным оживлением. Такое положение дел далеко не вечно.

Новости России: Депутат Рашкин: власти снова поднимут пенсионный возраст

Источник